Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Шумеры

Материал из Википедии
Перейти к: навигация, поиск
Шумеры
Mesopotamia male worshiper 2750-2600 B.C.jpg
Адорант из Эшнунны. 2750-2600 гг. до н. э.
Самоназвание

sag-gig-ga

Вымер

II тысячелетие до н. э.

Археологическая культура

Убейд, Урукская культура, Джемдет-Наср

Язык

Шумерский

Религия

Шумеро-аккадская мифология

Шуме́ры (шум. sag-gig-ga «черноголовые») — принятое в научной литературе обозначение древнего населения Южной Месопотамии, говорившего на шумерском языке; с шумерами обычно связывают возникновение цивилизации в долине Тигра и Евфрата — одной из первых цивилизаций в истории человечества. Происхождение этой группы населения и родственные связи шумерского языка являются частью крупной исторической проблемы, известной в научной литературе как «шумерская проблема».

Название[править]

Этноним «шумеры» — научная абстракция, используемая для обозначения древнего несемитского населения Месопотамии, говорившего на известном языке. Сами «шумеры» отчетливо не отделяли себя от соседей, семитов-аккадцев: и те и другие имели единое самоназвание — «черноголовые» (шум. sag-gig-ga, аккад. șalmat qaqqadim). Название взято от имени страны из титула древних ассирийских царей «царь Шумера и Аккада». Поскольку семитоязычное население Месопотамии — аккадцы, вавилоняне и древние ассирийцы называли свой язык «аккадским», то другой, трудно дешифруемый язык ранние исследователи обозначили «шумерским», а его носителей — «шумерами».

Происхождение[править]

Происхождение шумеров — одна из сложнейших научных проблем. В основе своей «шумерский вопрос» был сформулирован в конце XIX в. Ф. Вайсбахом. Первоначально многие исследования были связаны с поиском «шумерской прародины». Это было обусловлено принятием в научной среде концепции об изначальном затоплении Южной Месопотамии водами Персидского залива и постепенного отступления моря вследствие проградации Тигро-Евфратской дельты. Поскольку такая модель отвергала существование какого-либо аборигенного населения в Шумере до определенного времени, то возникал вопрос об истоках шумерской цивилизации. Различные исследователи помещали «шумерскую прародину» в Аравии (У. К. Лофтус), Эламе (Г. Франкфорт, Э. Перкинс), связывали её с Хараппской цивилизацией. После публикации в 1952 г. статьи геологов Дж. М. Лиса и Н. Л. Фолкена, доказывающей ничтожный эффект проградации, появилась отдельная ветвь дискуссий и исследований, прежде всего геологической направленности. В ходе этих исследований было установлено, что Персидский залив сформировался относительно недавно (ориентировочно с VIII тыс. до н. э.), что его береговая линия постоянно колебалась, но в целом весь юг Месопотамии никогда не затапливался, и что в убейдское время, которым датируются наиболее ранние находки в Шумере, уровень воды примерно соответствовал современному. Указания на то, что вследствие тяжелых климатических условий существование постоянного населения в Нижней Месопотамии невозможно без навыков ирригации (а такие навыки могли возникнуть лишь у достаточно развитых обществ), опровергаются этнографическими сведениям и данными о продуктивности ресурсов болот и тростниковых зарослей низовьев Тигра и Евфрата. Тем не менее, низкий уклон долины великих рек, приводивший к частым затоплениям, и высокий уровень подпочвенных вод — пока не позволили археологам обнаружить в Нижней Месопотамии слои, предшествующие убейдскому времени; возможное исключение — Телль эль-Уэйли — располагалось на возвышенности и на сегодняшний день является самым ранним памятником на территории Шумера. Находки из Телль эль-Уэйли свидетельствуют о связи обитателей этого памятника с Самаррской культурой и традициями докерамического неолита Сирии.

С середины XX в. исследования по шумерской проблеме окончательно ушли в область лингвистики. В основе своей, эти работы занимались поиском генетических связей шумерского языка, который на сегодняшний день считается изолированным. Эти поиски осложняются двойным искажением языка: шумерская клинопись дешифрована через совершенно чуждый ей аккадский язык, а тот, в свою очередь — через другие неродственные ему языки, в том числе древнегреческий. Как следствие, было выдвинуто множество гипотез, связывающих шумерский со многими языками Евразии, но на сегодняшний день ни одна из указанных гипотез не является общепризнанной.

Сами шумеры в своих мифах называют прародиной человечества остров Дильмун, в описании которого присутствуют архетипичные черты золотого века и потерянного рая. Топоним «Дильмун» встречается и в текстах исторического времени и отождествляется с современным Бахрейном, однако месопотамские находки в Бахрейне моложе шумерских. С другой стороны, последние геологические и археологические исследования указывают на вероятность существования в плейстоценовую эпоху огромного оазиса, располагавшегося на месте Персидского залива до затопления последнего водами Индийского океана (так называемый Gulf Oasis), однако из-за недостатка материала проводить какие-либо надежные параллели пока не представляется возможным.

Антропологический тип[править]


Антропологические особенности шумеров — предмет дискуссий; такая ситуация обусловлена двумя факторами: 1) малочисленностью и плохой сохранностью антропологического материала, 2) длительным сосуществованием шумеров с представителями других групп населения, «этническая» смешанность погребений, трудность установления «этнической» принадлежности костяков. В целом, исследователи относят древнее население Южной Месопотамии к средиземноморскому типу европеоидной расы. Это люди со смуглой кожей, темными глазами, прямым носом, темными прямыми или курчавыми волосами; такой облик имеет и население современного Южного Ирака. Вместе с тем, исследователями была предпринята попытка выявления собственно «шумерских» черт. В частности, А. Мортгат предположил различия в черепном указателе между шумерами и семитами/аккадцами; характерной особенностью первых он считал долихокефалию, а вторых — брахикефалию. Г. Фрэнкфорт предпринял попытку установления антропологического типа шумеров по древним изображениям; согласно его исследованиями, шумеры, напротив, были короткоголовыми. Последующие исследователи скептически отнеслись к тезису Г. Френкфорта, указав на искаженность, нерепрезентативность данных изображений для антропологических исследований.

Язык и письменность[править]

Шумерский язык — агглютинативный, формы и производные слова в нём образуются путем присоединения однозначных аффиксов (в отличие от флективных языков, таких как русский, где аффиксы как правило многозначны). Агглютинация характерна для уральских, алтайских, филиппинских, дравидских языков, языка басков, некоторых индейских народов и др. С точки зрения стратегии кодирования глагольных актантов шумерский является эргативным языком, то есть в его грамматике доминирует не противопоставление субъекта и объекта, проводимое в языках номинативного строя, а противопоставление агенса (производителя действия) и пациенса (носителя действия). Такая особенность характерна для языков кавказских народов, бурушаски, басков, папуасских, австралийских, чукотско-камчатских, эскимосско-алеутских, индейских языков. Фонология реконструируется в самых общих чертах. Имя делилось на классы, имело категории числа (1 единственное и 6 множественных), падежа (всего 9) и притяжательности. Глагол обладал категориями лица, числа, класса, вида, наклонения и ориентации. Имелось 12 наклонений. Обычный порядок слов в шумерском — SOV (подлежащее — дополнение — сказуемое). Известно о существовании двух диалектов: эме-гир и эме-саль.

Шумерская письменность претерпела эволюцию от полупиктографического письма, восходящего, согласно Д. Шмандт-Бессера, к знакам учета (известным на Ближнем Востоке еще с IX тыс. до н. э.), до относительно упорядоченной клинописи. После исчезновения шумерского из повседневного общения, он еще долго использовался как язык богослужений и науки.

История[править]

Современные исследователи не видят препятствий для существования населения в Нижней Месопотамии в доубейдскую эпоху (то есть до VI—V тыс. до н. э.); однако установить, были ли среди этого населения предки шумеров, пока не представляется возможным. Приблизительно с VI тыс. фиксируются следы колонизации региона пришельцами из Центральной и Верхней Месопотамии, возможно, Элама и Восточного Средиземноморья. О связях с тем или иным регионом свидетельствуют особенности архитектуры, характер керамики и некоторые другие черты. По всей видимости, главную роль играли выходцы с севера (представители самаррской и халафской культур), обладавшие навыками ирригации, монументального строительства, специализации ремесел, хозяйственного учета и т. д. В Нижней Месопотамии они основывали автономные колонии (как Телль эль-Уэйли), жившие за счет ирригации и ресурсов окрестных рек и болот. Со временем некоторые колонии превратились в крупные центры, протогорода (самый яркий пример — Эреду, населенный непрерывно от фазы Убейд 1 вплоть до исторического времени). Не исключено, что ранние контакты с северными колонистами привели к заимствованию шумерами ряда «культурных терминов» (так называемый «протоевфратский субстрат»); нешумерскую этимологию имеют и названия некоторых известных городов Нижней Месопотамии — Ларсы, Вавилона и др.

В убейдское время (ориентировочно V — начало IV тыс. до н. э.) фиксируется экономический подъем Нижней Месопотамии. При использовании ирригации местный аллювий отличается особым плодородием; обилие сельскохозяйственной продукции приводит к быстрому росту населения, накоплению излишков, углублению социальной дифференциации. Навыки ранних земледельцев Северной Месопотамии — монументальное строительство, межрегиональный обмен, хозяйственный учет, разделение труда, обработка металла и т. д., бурно развиваются и на юге. В итоге, к концу убейдского времени в Нижней Месопотамии появляются первые храмы (в Эреду, Уруке), формируются протогорода, первые ирригационные сети, первые номы и т. д. Этнический состав Нижней Месопотамии убейдского времени неясен, однако предки шумеров могли быть в числе местного населения. Так или иначе, очевидная преемственность материальной культуры этого времени с последующими «шумерскими» эпохами позволяет некоторым исследователям называть культуру убейдской Южной Месопотамии «протошумерской».

Дальнейший прогресс наблюдается в эпоху Урук (вторая половина IV тыс. до н. э.). Подавляющее большинство исследователей принимает тезис о наличии или преобладании в это время шумерского населения в Нижней Месопотамии. Урук — культура бронзового века, сменившая халколитический убейд. Расширение ирригационных сетей, развитие специализации производства, бурный рост протогородов на фоне углубления социальной дифференциации могли быть причинами такого явления как шумерская колонизация. Шумерские колонии представляли собой хорошо укрепленные крепости с продуманной планировкой (примеры — памятники Хабуба Кабира, Джебель Аруда и др.), создававшиеся в стратегически важных местах (у переправ, на торговых путях и т. д.). Основным объектом колонизации была Северная Месопотамия, где южное влияние стало сильным еще в убейдское время (так называемый «северный убейд»). В коренной зоне шумерской цивилизации закладываются основы государственности. В конце урукского времени, в период Джемдет Наср (кон. IV — нач. III тыс. до н. э.; часто его выделяют в отдельный период) появляются изображения правителей, царей-жрецов, уже существует полупиктографическая письменность, формируются города-государства, сложная храмовая администрация, ведется монументальное строительство, совершаются грабительские походы в соседние страны. Таким образом, к началу III тыс. до н. э. сформировались основы шумерской цивилизации.

Последующий период Ранних династий (ориентировочно XXVIII — XXIV вв. до н. э.) — время расцвета шумерской цивилизации. В то время последняя охватывала территории Нижней Месопотамии — области Ки-Энги[р] (шум. ki-en-ĝir, собственно Шумер) и Ки-Ури (впоследствии — Аккад). По неизвестным причинам урукская колонизация ко времени Ранних династий прекратилась и пребывание шумерского населения в центрах севернее Ки-Ури — предмет дискуссий. В Раннединастическую эпоху Нижняя Месопотамия представляла собой конгломерат непрерывно воюющих между собой городов-государств или номов. Важнейшими центрами Шумера (Ки-Энги) были Ур и Урук, в Ки-Ури — Киш. Особое место занимал обширный ном Лагаш, первоначально по-видимому находившийся под гегемонией Киша. В конце Раннединастического периода подавляющее большинство номов Шумера и Ки-Ури оказалась объединенной под властью Лугальзагеси. Однако аккадское восстание положило конец этой конфедерации.

С древних времен по соседству с шумерами обитали восточные семиты. Обстоятельства и время появления их в Нижней Месопотамии остаются предметом дискуссий и доподлинно неизвестно. Восточные семиты составляли меньшинство в Шумере (Ки-Энги), но в области Ки-Ури их доля была значительной. В XXIV в. до н. э. в Ки-Ури возникло Аккадское царство, правители и язык которого был семитским. Аккадцы (так с этого времени принято называть восточных семитов) смогли установить контроль над городами-государствами Шумера. Подавление восстаний и террор аккадских царей приводит к спаду культуры в Шумере. В XXII в. до н. э. земли Шумера и Аккада были объединены под властью III династии Ура, цари которой всячески покровительствовали шумерской культуре. Несмотря на видимое «шумерское возрождение», в это время отмечается пик семитизации населения Ки-Енгир: аккадский стремительно вытесняет шумерский из разговорной речи.

После крушения державы III династии Ура, земли Шумера и Аккада попадают под власть амореев. Впоследствии эта территория была подчинена вавилонскими царями. Во II тыс. до н. э. в результате смешения шумеров с аккадцами и некоторыми другими этническими группами сформировалась народность вавилонян.

Культура[править]

Культура шумеров стала фундаментом развития культуры многих народов Ближнего Востока[1].

Примечания[править]

  1. В. И. Уколова, Л. П. Маринович. История Древнего Мира издательство = «Просвещение». — 2009. — С. 301. — ISBN 978-5-09-021721-7.

Литература[править]

  • Антонова Е. В. Месопотамия на пути к первым государствам. — М.: Изд. фирма «Восточная литература» РАН. 1998. — 224 с.
  • Бадер Н. О. Древнейшие земледельцы Северной Месопотамии. Исследования советской археологической экспедиции в Ираке на поселениях Телль Мацалия, Телль Сотто, Кюльтепе. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1989. — 368 с.: ил. — ISBN 5-02-009429-3
  • Бардески Кьяра Децци. Месопотамия. Колыбель человечества / Пер. Т. Н. Григорьевой. — М.: Ниола-Пресс, 2008. — 128 с. — Серия «Тайны истории». — ISBN 978-5-366-00327-8
  • Белицкий Мариуш. Забытый мир шумеров. — М.: Наука, 1980. — 398 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Бибби Джеффри. В поисках Дильмуна / Пер. с англ. Н. Елисеева. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. — 369 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Вулли Леонард. Ур халдеев / Пер. с англ. Ф. Л. Мендельсона. — М.: Изд-во восточной литературы, 1961. — 256 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Гласснер Жан-Жак. Месопотамия / Пер. с франц. Л. С. Самуйлова. — М.: Вече, 2012. — 464 с. — Серия «Гиды цивилизаций». — ISBN 978-5-9533-3403-7
  • Гуляев В. И. Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории. — М.: Алетейа, 2004. — 440 с. — Серия «Сокровенная история цивилизаций». — ISBN 5-89321-112-X
  • Дьяконов И. М. О площади и составе населения шумерского «города-государства» // Вестник древней истории. — 1950. — № 2. — С. 77—93.
  • Емельянов В. В. Древний Шумер. Очерки культуры. — СПб.: Азбука-Классика, 2003. — 320 с. — Серия «Мир Востока».
  • Заблоцка Юлия. История Ближнего Востока в древности. От первых поселений до персидского завоевания / Пер. с пол. Д. С. Гальпериной. Под ред. В. А. Якобсона. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1989. — 416 с. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. — Ч. 1. Месопотамия / Под. ред. И. М. Дьяконова. — М.: Наука, Главная редакция изданий зарубежных стран, 1983. — 534 с.: ил.
  • Канева И. Т. Шумерский язык. — СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1996. — 224 с. — Серия «Orientalia».
  • Кленгель-Брандт Эвелин. Путешествие в древний Вавилон / Пер.с нем. Б. С. Святского. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1979. — 260 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Кленгель-Брандт Эвелин. Вавилонская башня. Легенда и история / Пер. с нем. И. М. Дунаевской. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1991. — 160 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Крамер Самуэл Ной. История начинается в Шумере. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1991. — 2-е изд. — 256 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Куртик Г. Е. Звездное небо древней Месопотамии. Шумеро-аккадские названия созвездий и других светил. — СПб.: Алетейя, 2007. — 744 с.: ил.
  • Кьера Эдвард. Они писали на глине. Рассказывают вавилонские таблички. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. — 136 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Ламберг-Карловски К., Саблов Дж. Древние цивилизации. Ближний Восток и Мезоамерика / Пер. с англ. А. А. Пономаренко, И. С. Клочкова. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1992. — 368 с., ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Ллойд Сетон. Реки-близнецы. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1972. — 240 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Ллойд Сетон. Археология Месопотамии. От древнекаменного века до персидского завоевания. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. — 280 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Нуреев Р. М. Древний Шумер: учёт как основа организации государственного хозяйства // Всемирная история экономической мысли: В 6 томах / Гл. ред. В. Н. Черковец. — М.: Мысль, 1987. — 606 с. — Т. I. От зарождения экономической мысли до первых теоретических систем политической жизни. — С. 50-53. — ISBN 5-244-00038-1
  • Оппенхейм А. Лео. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации / Пер. с англ. М. Н. Ботвинника. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990. — 320 с.: ил. — 2-е изд. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Флиттнер Н. Д. Культура и искусство Двуречья и соседних стран / Под ред. И. М.Дьяконова. — М.;Л.: Искусство, 1958. — 300 с.: ил.
  • Церен Эрих. Лунный бог / Пер. с нем. Б. Д. Каллистова. Под ред. А. А. Нейхардта. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1976. — 382 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Церен Эрих. Библейские холмы / Пер. с нем. Н. В. Шафранской. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1966. — 480 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Чабб Мэри. Город в песках / Пер. с англ. Н. Г. Коваленской. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1965. — 96 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Шумер: города Эдема / Пер. с англ. В. Хренова. — М.: Терра, 1997. — 168 с.: ил. — Серия «Энциклопедия Исчезнувшие цивилизации». — ISBN 5-300-01059-6
  • Якобсен Торкильд. Сокровища тьмы. История месопотамской религии. — М.: Изд. фирма «Восточная литература», 1995. — 293 с. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока». — ISBN 5-02-016601-4 / 5020166014

Ссылки[править]

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей