Реклама на сайте (разместить):



Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Бадарчин

Материал из Википедии
Перейти к: навигация, поиск

Ба́дарчин (монг. бадарчин, бадарч лам; бур. бадаршан; тув. барадчы) — бродячий лама, монах-паломник у монголоязычных народов, а также в Урянхайском крае. Термин происходит от заимствованного из санскрита слова бадарпатра» — санскр. पात्र; pātra IAST — чаша для сбора подаяния).[1]

Функции[править]

Бадарчинами называли как монахов, по каким-то причинам изгнанных из монастырей, так и специально снаряжаемых лам, отправляющих буддийский культ в окрестных кочевых стойбищах. В эту же категорию попадали и монахи, совершающие пешее или конное паломничество к буддийским святыням Китая и Тибета[2]. Часто бадарчины постоянно жили среди народа и вели частное хозяйство. Иногда бадарчины ассоциировались с практиками буддийской ритуальной системы чод, также предполагавшей постоянные скитания с места на место[3].

Теоретическая подготовка бадарчинов в монастырях осуществлялась по минимальной программе. По окончании обучения им выдавали специальную одежду, снабжали предметами буддийского культа (танка, чётками, медными чашечками, колокольчиками, амулетами и пр.), которые они, кочуя по стойбищам, должны были распродавать, объясняя их предназначение и способы использования[4]. При этом вырученные деньги сдавались в казну монастыря, а бадарчины получали небольшие проценты. В случае необходимости бродячих лам засылали в народ с целью сбора пожертвований для предстоящего события, например, крупного праздника[5]. Одним из обыкновенных атрибутов бадарчинов была пара деревянных палок-посохов, служащих для защиты от волков и домашних собак[3].

В настоящее время традиция монахов-бадарчинов практически полностью ушла в прошлое, хотя среди современных лам и встречаются её отдельные представители.[6]

В фольклоре и литературе[править]

Пример народной шуточной сказки

Как-то раз пришёл бадарчин в один монастырь, сидит на хурале,
и вдруг мимо с криком «Кар-кар!» как будто пролетела ворона.
Бадарчин, подражая ей, тоже посреди хурала как вскричит:
— Кар-кар!
Услышал это гэбкуй[7], поднялся и спрашивает:
— Кто только что сказал: «Кар-кар?»
— Сперва сказала ворона, — бадарчин ему в ответ, — потом я,
а только что — вы.
Сел обратно гэбкуй, язык прикусил[8].

Образ бадарчина часто встречается в монгольском фольклоре времён Цинской империи и богдо-ханской Монголии а также первого десятилетия Монгольской народной республики. Бадарчины были наиболее популярными персонажами фольклора среди всех остальных представителей буддийского духовенства. При этом, образ бадарчина изображался как с симпатией и уважением (в том случае, когда отмечались его смекалистость, остроумие, чувство справедливости), так и с сарказмом, когда высмеивались его глупость, жадность, распутство, корыстолюбие и беспринципность[3][5]. Типичные сюжеты таких сказок — попытка бадарчина устроиться на ночлег и получить хороший ужин в доме нерадушных хозяев, состязание в остроумии с высокопоставленным монастырским ламой или чиновником. В целом отношение населения к бродячим ламам нашло отражение в народной поговорке: «Бадарчин пройдёт — неприятности, муха посидит — опарыши» (монг. Бадарчин явбал балагтай, батгана суувал өттэй)[9][10].

Бадарчины и сами часто выступали в качестве сказителей, в том числе эпосов и буддийских притч[11][5], а также сочинителей сказок, которые иногда записывались[12]. В литературе подобного рода, создававшейся чаще всего в виде автобиографических рассказов, фигурировали, наряду со сведениями фантастического характера[13], имена крупных религиозных иерархов и князей[14] (так, например, в одном из рассказов, в 1837 году известный узумчинский бадарчин Лувсандоной, возвращаясь из паломничества в Лхасу, якобы нашёл в пустыне мёртвого алмаса, а его кожу и печень продал затем личному лекарю Богдо-гэгэна V в Урге)[15]. В XIX веке в среде паломников-бадарчинов распространились своеобразные путеводители (монг. хоног саалтын бичиг), содержащие сведения о том, где на протяжении пути паломничества к той или иной святыне можно остановиться на ночлег, где находятся источники воды и т. п., сопровождаемые историческими заметками и собственными размышлениями[2].

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Шойбонова С. В.Ономастикон монгольского романа: этнолингвистический аспект // Этнолингвистика. Ономастика. Этимология. Материалы международной научной конференции. — Екатеринбург, 2009. — С. 296—299
  2. 2,0 2,1 Ням-Очир Г. Бадарчин тийрэн бүтээсэн нь
  3. 3,0 3,1 3,2 The Mongolia-Tibet interface: opening new research terrains in Inner Asia, 2007, p. 277 — ISBN 9789004155213
  4. Цыбиков Г. Ц. Избранные труды. Т. 2. О Центральном Тибете, Монголии и Бурятии. 1981
  5. 5,0 5,1 5,2 Монгуш М. В. История буддизма в Туве (Вторая половина VI — конец XX В.). Новосибирск: Наука, 2001
  6. Гунтупов А. Аутсайдер бурятского буддизма не стыдится собирать подаяние на улице. АРД (12 июня 2014). Проверено 7 октября 2015.
  7. Монастырская должность: лицо, следящее за дисциплиной.
  8. Гуагалдаг бадарчин
  9. Яковлев П. С. Реалии современности: о монгольском рассказе // «Байкал» № 1, 1981 // Часть II
  10. Цэцэн үг цээжинд…
  11. Н.-О. Цултэм Искусство средневековой Монголии XV—XVII веков
  12. Неклюдов С. Ю. Монгольские экспедиции 2006—2008 г. Вестник РГГУ. Ежемесячный научный журнал. Сер. Литературоведение. Фольклористика. М.: РГГУ, 2009. Вып. 9. С. 259—270
  13. Бадарчин, ставший упырём. Уртон (9 июля 2011). Проверено 7 октября 2015.
  14. Д. Майдар Памятники истории и культуры Монголии
  15. Хүн гөрөөсний тухай баримтууд
Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей